Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Category:

"Маленькие трагедии", 24.03

Я немножко вразнобой, ну ровно потому что за Моцарта и Сальери я могу в любом состоянии и в любое время, а про остальное и остальных надо думать чуть больше. Так что вот - про Моцарта и Сальери, со скриншотами и развесистым количеством зрительских глюков, за которые актеры отвечают очень относительно:))

История Моцарта и Сальери отчетливо началась с заставки, когда проходят все главные персонажи. Герой (кто он там? стоит в костюме барона, но взаимодействует с каждым из глубины соответствующей роли) смотрел на Моцарта с такой восхищенной улыбкой, что все с ним было понятно уже с этого момента.
(А на скриншоте это плохо видно - может не надо ему за меч-то хвататься при виде Моцарта?:)
Но Моцарт зато какой! за вот эти секунды - вполне был Моцарт!




Сегодняшний Сальери... сквозил весь как ветхая-ветхая, за осьмнадцать лет почти истлевшая ткань. Под одним углом развернется - нормальный, трезвый, знает как и чем друга успокоить, если что ("откупори шампанского бутылку!"), под другим - безумец, совсем безумец - привычно видит чертей краем зрения и пытается засечь, обернувшись, сдается безумию, сдается ужасу. Монолог был вот этим трепетом ветхой ткани на ветру - тут вроде держится, а вот там дыра, и там дыра. Держится - за любовь к Моцарту и к музыке (не различая, кажется, так вот сошлось), но вот Бездна ему шепчет, что за Моцарта нельзя удержаться. "Безумец, гуляка праздный" - Сальери в нем видит ту же ветхую ткань - порвется же, страшно же - Моцарт сам себя не хранит, он сам не видит, как это дико и страшно, когда скрипач бесчестит его пародией, не удержит себя, прольется в песок, а хуже всего - умрет же... Как за это держаться? Но - держится ведь, Сальери довольно долго держится... а не удерживается и срывается, потому что есть предел у ткани, и она рвется с отчетливым треском окончательно на моцартовом "Гений, как ты да я". Крыша слетает - на секунду, но ее оказывается достаточно, чтобы черный человек, который тут сидит рядышком всегда, толкнул под руку и заставил всыпать яд. А потом - потом уже поздно. Осталось выслушать кусок Реквиема - и уйти следом. "До свиданья" - ну да, все равно, даже из это бездны, последняя твоя надежда все равно только в нем, только в том что это свидание будет, а для этого надо допить уже - и идти следом.
В чем-то он не так уж неправ. Моцарт тоже сквозит - у него бессонница, его томит "незапный мрак", и черного человека он тоже видит. Только через одного сквозит Бездна, а через другого - благодать. Моцарт вышел совершенно какой-то ангельский... и вот после этой истории вопрос еж-под-черепом о том, как же это Моцарт не спас Сальери внезапно не возникал. Да вот - спас, ну как смог... Держал собой - очень долго, сколько вообще один ветхий человек может держать другого ветхого человека. И дождется - там, и у него там - потом - не будет стоять вопрос о прощении какой-то вины, он не просто не будет предъявлять обвинений, он просто даже и не поймет, зачем они.
Картинки:





Слепой скрипач в трактире наигрывал


"Мне не смешно" - с ужасом, с отстраняющим жестом, он тут не гнев испытывает, не отвращение - чистый ужас от того, что .. наверно от того, что красота конечно, Моцарт смертен, а музыку - вот музыку можно вот так. Спокойный, свободный смех Моцарта - не, это не для Сальери. У Сальери другое в запасе - едкая самоирония.
Музыку он про себя слушает - это вот оно, эта самая сквозящая ткань, маячащее виденье гробовое.


Незапный мрак иль что-нибудь такое






(Вот тут как раз случилось "виденье гробовое")


(А дальше попустило)

Начало монолога


"Но правды нет и выше" - было... без вызова даже. Безнадежная такая констатация факта. Кажется это его и погубило - ну хоть бы боролся с Богом из-за того, что вот так оно все? нет, не борется, все ясно.

Так это ясно, как простая гамма.


Музыку я разъял как труп.
Разъятая как труп музыка - это тоже шепот Бездны, дергает от нее.


Я стал творить. Отлично он знает цену и себе и своему творчеству... ну или думает, что знает.


А ныне -сам скажу - я ныне завистник.

И тень встает рядом. (Круче - их там две, светлая и темная, и также мечутся, повторяя движения... Овеществленная шиза, блин) .


Подымет ли он тем искусство? Нет, оно падет - как только Он исчезнет ("Он" выделил голосом и вверх еще глянул... по ходу Моцарт тут и правда Бога заменяет, только толку-то..)


Жизнь казалась мне с тех пор несносной раной.


Жажда смерти мучила меня
А тут весь диагноз: жизнь - несносная рана и идея самоубийства близка. И дар любви у него - соответствует настрою.


Заветный дар любви

Вторая сцена с Моцартом. Которому внезапно тоже есть чего стыдится - страха перед смертью и черным человеком.





"Мне совестно признаться" - они срифмовались в этот момент один-в-один. И, кажется, примерно в этот момент Сальери - краем глаза, заметил черного человека. "


Мой реквием меня тревожит.


"Как тень он гонится" - тут Сальери встает в ужасе - что и Моцарт это видит?


Мне день и ночь покоя не дает мой черный человек. У них даже черные люди - в разных местах сидят... Но Моцарт - предполагает, а Сальери - ясно видит же, вон у него какой ужас в глазах стоит.


Он с нами сам-третей сидит
А оборот был.. ах какой оборот на черного человека - он по ходу вот ровно по краю зрения пробежал куда-то назад, наверно, бесов так и видят.

Потом Сальери берет себя в руки - ненадолго, впрочем.

Откупори шампанского бутылку


Иль перечти женитьбу Фигаро.

Ну и дальше Бездна прорывается в эту несчастную голову:

Гений и злодейство - две вещи несовместные, не правда ль?


За искренний союз связующий Моцарта и Сальери!


Ты выпил? Без меня? - Все поздно.

Он его, этот чертов кубок, там, кажется, чуть так вот в процессе слушания реквиема и не допил. Тут ни размышлений, ни колебаний, ни даже какого-то длинного процесса осознания того, что сделал не было. Обрушившийся ужас, вот этот жест с кубком - а потом музыка удержала, потому что в нее нельзя не провалиться, она все равно больше тебя.















Ты плачешь?

"Как и больно и приятно, как будто нож целебный мне отсек страдавший член!" - ну так он сам себе страдающий член, это об этом, о самоубийстве.

А Моцарт - Моцарт заканчивается, превращаясь в чистый свет:

Тогда б не смог и мир существовать


Все предались бы вольному искусству! Сальери на этом месте снова пополам согнуло - ага, один такой предался...


Пренебрегающих презренной пользой (Человек выше сытости)

Финал:




...О чем оно получилось в итоге? (Ну помимо моей любимой темы, которую я там вижу и читаю про себя - как едет крыша от голоса Бездны) - о совершенно экзистенциальной надежде на то, что любовь спасет. Вопреки всему - ВООБЩЕ всему. Вопреки тому, что ты не веришь в Бога, вопреки тому, что ты сдался Бездне и убил того, кто тебе Бога замещал на земле, вопреки самоубийству... Ты все-таки будешь спасен этой любовью - он за тебя там попросит и свиданье - будет.
Tags: Блистательная Кибитка, Пушкин, театр
Subscribe

  • Дело и слово. Эпилог.

    В. К. Тредиаковский. Ода на непостоянство мира. Собственно, роман с Василь Кириллычем у меня начался вот с этого его текста. Это тоже - урезанная…

  • Дело и слово. Некоторый итог.

    Очень рада, что со мной это случилось - потому что случилась не столько игра, сколько эпоха и песонаж, и это оказалось очень нужно и осмысленно.…

  • Еще один внезапный вынос мозга про словоупотребление.

    "Словам: рыцарь, ратоборец, рать, витязь, всадник, богатырь и прочим подобным, ныне в прозе не употребляемым, можно в стихе остаться." Оценили?…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments