Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Category:

"Маленькие трагедии", 24.03, Скупой рыцарь


Ладно, а теперь все-таки по порядку, со "Скупого рыцаря". Про него тоже очень интересно: персонаж самый из них всех далекий от исполнителя, сознательно сделанный - со стариковской пластикой, негнущейся спиной, самым низким голосом. (Отследила прикольную вещь, не знаю, насколько это специально раскладывается, но оно так: герои там молодеют. Барон - старик, Сальери - зрелый мужчина, Дон Гуан - "в самом расцвет сил", и Вальсингам - "юность любит радость". Тот, который встает на молитву - был совсем молодым).
В общем, в "Скупом рыцаре" вышло четкое противостояние молодежи - юного Аьбера и юного Герцога (он старше Альбера, но ненамного, просто - взрослее, правитель все-таки, на нем отвественность, у него таких раздолбаев полон двор) - и стариков - жида и барона.
Вот оно, противостояние, на заставке еще:



(Барон... да вот сейчас уже - Барон - делает шаг вперед и Альбер отшатывается. Это, видимо, кусок предыдущей сцены - как сын пришел бабла просить и как его выперли нах)

Альбер и Иван (Иван в исполнении Фирнвен был прекрасен! Такой отморозок-отморозком:).

Какой удар! проклятый граф Делорж!




Когда сама Клотильда, закрыв лицо, невольно закричала

Иван


Сцена с жидом. Ах, какая Кари! Под стать Барону жид - с теми же стариковскими интонациями, непрошибаемой уверенностью в своей правоте и чувством превосходства над молодежью. Ивана с его веревкой он принимает к сведению, но ничуть не боится, а вот Альбера в финале, кажется, перепугался всерьез - даже не самого Альбера, а того, что не просчитал ситуацию, ошибся. Ну, впрочем, ошибка не фатальна. "Я денег вам принес!" действует - ничего с ним не сделают, сила у него.


Никто не платит.


Давай червонцы. Высыпи мне сотню. Жид воздевает руки к нему - ну откуда у бедного еврея сотня червонцев? А Иван позади жует что-то и очень внимательно мониторит, а потом встает с крайне нехорошей ухмылочкой:


Когда б имел я сто червонцев!


Что дам тебе в заклад? свиную кожу?


(И двадцать пять, и тридцать проживет он) Ты врешь, еврей!


Поучает молодежь. Старик же видит в них друзей надежных


А человек без рези в животе, без тошноты, без боли умирает. Иван пододвигается ближе - он все сообразил гораздо раньше Альбера и у него идея, кажется, никакого протеста не вызывает.



Барон. Древнее чудовище, вообще не человек, дракон над сокровищами.

С какой-нибудь развратницей лукавой


Не много, кажется, но понемногу сокровища растут


Сбегутся нимфы резвою толпою. Он что про развратницу, что про резвых нимф с одинаковой интонацией - еще помнит, что нимфы и развратницы входят в понятие статуса, идут пакетом с дворцами и садами, и мужчине необходимы, но вот что с нимфами делают - уже как-то не очень интересно:)


Вползет окровавленное злодейство


И руку будет мне лизать. Вот окровавленное злодейство - гораздо явственней и зримей - и нифм, и садом, и добродетели, и вольного гения... Все-таки, видимо, добродетель и вольные гения ходят к нему не часто. А вот окровавленные злодеи захаживают.


Дублон старинный.


Его вдова мине нынче принесла


Этот мне принес Тибо. Судя по дальнейшей телеге - тоже кандидат в окровавленные злодеи.


То был бы вновь потоп — я захлебнулся б


Сундуки открыл.




Когтистый зверь, скребущий сердце, совесть.
Кроме окровавленного злодейства - к нему по ходу еще и покойники регулярно ходят (и покойников он боится, как и видения потопа). И месяц у него померкший. Но только это не повод хоть что-то поменять - это такая плата и он ее готов платить, сознательно.

Герцог и Альбер.



Он звал меня всегда Филиппом. Вот тут его пробило внезапно - вспомнил собственное имя. Это - я? Это - мои воспоминания? И такое впечатление (ну глюк, знаю) - что именно это и стало смертельным ударом, вот это внезапное воспоминание о дружбе и забытое имя - не его уже совсем. И что он потом сидел и переваривал это, а потом уж и Альбер выскочил и ударил в обнаружившуюся в драконьей броне брешь.


Обокрасть! (И вот тут Альбер выскакивает прям из за спины. На "он меня убить хотел" - не выскочил, а на "обокрасть" - выскочил, такое впечатление, что и правда - хотел, вот и задело.


Благодарю. Вот первый дар отца.


Душно!.. душно!

У Барона меньше всего надежды - остальные все-таки любят живых людей и поэтому могут быть спасены, а этот любит исключительно собственные глюки о власти, он чудовище как есть, и смертельно его пробивает просто воспоминанием о том, что было раньше и наличием совершенно живого и доведенного до ручки сына рядом. Ужастик как есть этот ваш "Скупой рыцарь".
Tags: Блистательная Кибитка, Пушкин, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments