Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Categories:

Ангст про счастливую любоффь и семейные ценности.

Да, права Мышь - хотите почитать жутчайший ангст про совершенно счастливую безоблачную супружескую любовь - так вот, можно почитать письма Марии Казимировны Юшневской. Не к мужу, с мужем они воссоединились и живут в Чите, потом в Петровском заводе, потом на поселении - вместе. Пишет она к его брату, передает от всех приветы, просит денег, жалуется на здоровье и погоду. Попадаются прекраснейшие подробности:
ак мне жаль, любезный брат, что я необстоятельно описала тебе наш квартет, но, желая поправить нашу ошибку, сызнова повторю тебе, что первая скрипка - Вадковский, вторая - Николай Крюков, альта - твой брат, а виолончелист - Свистунов. Но поздно я тебя знакомлю с ними: несколько месяцев как квартеты не играются, и я думаю, что надо полагать их разрушенными. Вадковский не глядит на скрипку со дня потери двоюродной сестры своей, Александры Григорьевны Муравьевой, а Свистунов забросил виолончель..."
Или вот:
"У нас есть некто Николай Алексеевич Панов, который тебя в Москве видывал, и однажды ты у него был: не помню, куда-то вы с ним вместе ездили. Он небольшого роста, белокурый. Может, ты его вспомнишь. Ему только 36 лет теперь, а весь седой. Так странно видеть человека молодого лицом, а голова, как у 75 летнего старика. Впрочем, у нас нет ни одного человека без седых волос.... " (эк, оказывается, Панова-то... (Панов - это один из тех, которые выбесили Куракина тем, что нет в них раскаяния)).

Так вот письма - до 1855 года. Я сейчас медленно и не торопясь вычитываю год 1836, когда жизнь идет себе - товарищи уезжают на поселение (и внезапно дружеские связи обнаруживаются "задним числом", например, выясняется, что Колесников (который "Записки несчастного") рыдал, уезжая, именно в Юшневского... а сам Юшневский потом плакал в уезжающего Ивашева больше всех), про климат читать и вовсе страшно (зато узнала при какой температуре мерзнет ртуть), здоровье так себе... Но это жизнь, и это счастливая супружеская любовь, совершенно очевидно, что они вместе и всегда будут вместе.
...А впереди маячит январь 1844 года, и там неизбежно будет ее письмо, где она известит родственников о смерти Алексея Петровича.
Ни от какого придуманного ангста так не сплющит, как от простой обычной бытовой переписки.
(Ага, в конце-концов мы неизбежно доберемся до переписки Пестелей за 1825 год. Которая тоже закончится - и мы совершенно точно знаем - чем, есть последние два письма, а потом все - больше не будет писем, адресованных "милому другу Полю" - никогда).
Tags: Юшневские, декабристы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments