Lubelia (lubelia) wrote,
Lubelia
lubelia

Categories:

Экуменизм по-русски

Проштудировала дело Корниловича. Оно коротенькое, но прекрасное - там на нескольких страничках хоть с парой реплик умудряются появиться почти все. Приходит Сергей Петрович - и успевает сказать гадость про Пестеля. Появляются Сергей Муравьев-Апостол и Михаил Бестужев-Рюмин - им задают один и тот же вопрос, и они на него оба отвечают, практически одинаково, хором, но так, что слышны два разных голоса. Появляется прекрасный Александр Бестужев, который на вопрос "Правда ли, что 14-го Корнилович к вам подходил на Сенатскую и уговаривал сдаться?" на автомате отвечает - "Нет, не подходил!" - а потом как-то спохватывается и гонит длинную телегу про то, что может и подходил, но такая запарка была, что я наверно, не помню, но это я не помню, а он, наверное и подходил, правда-правда" - и чудесный Боровков, который всю эту телегу потом пересказывает в резюме.
Но убил меня следующий момент (ну кроме тайной любви Булгарина). "1825 года декабря 29 дня в присутствии высочайше учрежденного тайного комитета... при священническом увещании в пояснение прежних ответов... показал".
Корнилович, на минуточку, католик. Ксендза они ему вряд ли притащили, по ходу это несчастный о. Стахий Колосов опять надрывается.
Но в общем лютеранин Бенкендорф, который при увещевании православного попа допрашивает католика Корниловича - это вам не "соборное самосознание":)
Tags: декабристы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments